«Я не люблю музыку со словами»
Павел D-Rector
Кажется, мы стали забывать, что в Курске живут не только хипстеры, но и талантливые люди. Про них не пишут в газетах или модных СМИ: они не разводят пауков, не читают стихи павлинам, не являются инстаграм-фотографами… В общем, не в топе курских трендов. А зря. Поэтому мы, как всегда, после непродолжительного перерыва, решил порадовать читателей беседой с одним из таких редких для региона людей.

Павел D-Rector – диджей, один из основателей «широко известного в узких кругах» проекта «Долбень» и звукозаписывающей студии всероссийского масштаба «Voice Record» рассказал нам про дискотеки, бизнес, Курск и музыку.

Расскажи о своем проекте «Долбень». Только ли это дискотека?

Я надеюсь, она никогда не станет особенно популярной… Потому что тогда «Долбень» превратится в массовое движение и растворится в огромном количестве ненужных людей.

Что ты называешь «массовым движением»?

Когда приходят, например, сто человек, которые более или менее друг друга знают, то на такой вечеринке будет довольно приятная дружеская атмосфера. А когда на ней появляется огромное число никому не знакомых, а главное - не знакомых друг с другом людей, то это всё превращается в обыкновенное выражение масс. Грубо говоря, в то, что обычно происходит в «Матрице».

В общем, «Долбень» - андеграундная дискотека для «своих»?

Мы никогда особенно ее не «пиарили». Да и вообще изначально она была закрытой. Чтобы попасть на «Долбень», надо было подавать заявку в закрытое сообщество в ВК. Но, тем не менее, «случайных людей» мы часто пропускаем. Всё равно, как правило, все друг друга знают и всех всё устраивает.

Так с чего же начиналась «Долбень»?

Первый раз я устроил дискотеку в клубе «Блондинка» лет пять назад. И это была еще не «Долбень», а «Марафон под граммофон» - техно-рейв в спортивном стиле. Соответственно, был дресс-код – спортивный костюм. Мы даже пригласили инструктора по фитнесу, который проводил зарядку под музыку. Мы с Димой, более известным под псевдонимом Zloidooraque, все решали вдвоем: нашли бар на Косухина, довольно быстро уладили все организационные вопросы, а потом уже придумали название «Долбень», которое вполне отражает суть происходящего. Потом стали искать логотип. Я уже не помню, в какие дебри ментального ужаса нас завел этот поиск, но в итоге мы нашли то изображение, которое до сих пор является символом нашего проекта. Никакой смысловой нагрузки оно не несет и, в принципе, не должно. Дальше всё как-то само сложилось: то ли люди прониклись абсурдностью предложенной вечеринки, то ли соскучились по дискотекам, и всё-таки они пришли и привели с собой друзей.
И как всё прошло?

Мы даже наняли охранника из фирмы «Медведь +», который довольно скоро нас стремительно покинул, позволив проникнуть не совсем желательным гостям «с района» к нам в бар. Некоторые из них устроили разборки с теми, кто им не понравился, некоторые – между собой, а некоторые переместились на танцпол и отплясывали под новый для них жанр – техно. Тем не менее, люди до сих пор вспоминают этот знаменательный вечер и даже сравнивают его со свадьбой (или сафари со львами). А какая свадьба без драки?..

В каких жанрах работают диджеи?

«Долбень» примечательна тем, что на ней звучит музыка, необычная для курских вечеринок. Это техно, драм-н-бэйс, хардкор. И еще мы всегда проводим наши встречи в очень неформатных местах: столовых, подвалах, вот даже в ДК ЖД как-то раз проводили. По соседству кто-то праздновал свадьбу, и гости неминуемо переходили отмечать это событие к нам на танцпол.

Встречи «Долбени» - довольно редкое явление. Вы даже написали об этом так: «лучше сделать один раз хорошо, чем регулярно месить глину». Иногда кажется, что проект находится на грани исчезновения…

Нет, «Долбень» определенно будет жить. Мы не собираемся останавливаться, потому что для многих это единственное событие, способное организовать встречу давних знакомых, которая, казалось бы, невозможна.
Так всё-таки «Долбень» - это рейв или конкретно дискотека? И в чем по-твоему разница?

Рейв, в нашем понимании, это событие, подразумевающее большое количество участников. А у нас их всегда не очень много. Можно сказать, что «Долбень» - это дискотека в стиле «рейв».

На «Долбени» бывают приглашенные диджеи?

Изначально мы не хотели никого приглашать. Играли только я и Дима. Но недавно мы решили нарушить традицию и пригласить кого-то еще. Просто мало кто способен понять такую музыку, которая обычно играет на нашем танцполе. Дело даже не в жанре, в Курске проводятся вечеринки в стиле драм-н-бэйс…

…и тот драм-н-бэйс не достаточно андеграундный?

Он слишком современный. Это не значит, что он весь плохой, просто его надо тщательно отбирать. Так и с диджеями. Мы их экзаменуем на понимание того, что требуется и оцениваем их способности. Вот, например, Дима Zloidooraque может играть 6 часов подряд без перерыва и без повторов. А это не каждому под силу. Если бы он жил в Москве, например, то очень многого бы добился.

Ну, где родился – там и пригодился, как говорится. Тебя это ведь тоже касается?

Можно и так сказать. Нет, я жил в Москве и Петербурге, везде отлично. Но иногда надо менять локацию. До определенного возраста, я считаю, плохо засиживаться на одном месте. Хорошо, что современный мир позволяет перемещаться гораздо проще, чем раньше, и находить себе наилучшее применение. Мне очень нравилось жить в Москве. Конечно, от нее устаешь, но у многих людей из провинции возникает подобное ощущение. Это классный город, где есть огромное количество возможностей реализовать себя. Например, я мог связаться с Виктором Строгановым, который является общепризнанным рейв-диджеем №1 в России и Ближнем зарубежье, и буквально через некоторое время разговаривать уже лично.
Вот скажи, к чему стоит стремиться Курску в плане развития рейв-культуры?

Конечно, Курск отстает по всем параметрам от общих тенденций и не только в рейв-культуре. Просто здесь не так много людей, которым это интересно. Тем не менее, у нас собирается на ту же «Долбень» примерно такое же количество участников, как на подобные мероприятия в Москве. И если сравнивать многомиллионное население столицы с курским, то мы еще неплохо справляемся! И я не считаю, такой уж проблемой отсутствие большого количества качественных, в моем понимании, дискотек в Курске. Не беру сейчас в расчет обычные клубные вечеринки в «Матрице» или «Селебрити», там свой жанр. И в этом плане город – довольно развитый, потому что «Матрица» - довольно известное в России заведение. Курск очень «клубный город».

Кстати, у тебя имеется опыт работы в столичных клубах. Скажи, чем они отличаются от курских?


- Поработав в одном эталонном заведении такого формата в Москве и поработав в курском «Celebrity», могу сказать, что местные клубы делаются очень основательно. Как церкви – на века. В них осуществляется капитальное строительство, очень хороший ремонт. И наши клубы функционируют достаточно долго. А в Москве клуб, который живет дольше трёх лет – редкость. В основном, создатели чуть ли не из подручных материалов создают помещение, и при помощи освещения и определенных приемов, известных профессионалам, его приводят в надлежащий вид. И клуб начинает выглядеть действительно дорого, пафосно. У них совершенно иное распределение средств: создатели вкладываются не в строительство, а в раскрутку. В большинстве случаев, очередь в такие клубы создается искусственно, чтобы люди поверили в то, что это действительное крутое место. Поработав несколько лет, оно себя окупает и его можно разбирать. Потом те же самые люди объявляют о создании нового проекта на новом месте.

Я знаю, что ты имел отношение к одному курскому проекту под названием «ДК им. Эрнесто че Гевары», который не получил своего дальнейшего развития…

Это печальная история. «ДК им. Эрнесто че Гевары» был очень интересным проектом, и из него мог бы получиться очень неплохой арт-клуб. Но я узнал о нем слишком поздно, когда «команданте» уже «лежал под капельницей»… Я приехал из Москвы, узнал про это многообещающее дело, познакомился с теми, кто его делал. Весной прошлого года мы запустили «Че Гевару» в более или менее обычном режиме, проводили несколько мероприятий, концертов. Например, у нас выступал Глеб Самойлов из «Агаты Кристи». Летом пришлось прервать деятельность «Че Гевары», а осенью нам не дали открыться собственники помещения из-за каких-то нюансов, которые были еще до меня. И все же мы открылись в ноябре. Проработав до середины января, груз проблем раздавил «команданте» и, в общем, он умер.

А жаль, ведь проект был многообещающим.

Да, мы планировали устраивать на площадке «Че Гевары» абсолютно разные тематические встречи: от анимешников до реперов. Это была технически подготовленная площадка для небольших мероприятий любого формата.
Теперь у тебя другой проект – студия звукозаписи.

Да, опять же, эта мысль возникла не у меня. Со мной ею поделились, и я понял, что технически у меня есть большая часть оборудования, необходимая для создания такой студии. И изначально особых вложений не требовалось. Поскольку я и музыкой периодически занимаюсь, то решил – а почему бы и нет? А еще это неплохой способ заработать, поэтому с удовольствием взялся за дело. Вот так и появилась студия звукозаписи «Voice Record» со своим сайтом. В нашей команде на данный момент пять человек. А первого ноября мы отметили ровно год с тех пор, как заработал этот проект. И за этот год мы записали несколько аудиокниг на заказ и продолжаем их записывать: сейчас мы работаем над серией остросюжетных романов одного известного российского писателя Сергея Бакшеева. Записываем также рекламные аудиоролики, и даже читаем прогноз погоды для города Талдыкорган. Работаем по всей России, с Курском взаимодействуем достаточно редко. Заказчики находят нас в интернете, самостоятельно знакомятся с нашими дикторами и их способностями, с расценками на услуги, а мы записываем. Всё это быстро и качественно. Да и это лучше, чем работать на местности, пребывая в постоянном поиске заказчиков. А еще мы недавно озвучили фильм «Кунг Фьюри». И на этом останавливаться не собираемся.

Как можно стать диктором на вашей студии?

Мы проводили много прослушиваний, и сейчас у нас уже сформировалась команда постоянных дикторов. Вообще, как оказалось, диктором может стать любой человек. Это не столько от голоса зависит, сколько от личных качеств. Например, когда писатель Бакшеев заказывал нам первую книгу, мы записали 4 демо-версии одного и того же отрывка, которую читали два профессиональных диктора и два непрофессиональных. Мы прислали их автору, и, к общему удивлению, он выбрал самого непрофессионального из предложенных. Выяснилось, что с ним легко работать, да и читает он ничуть не хуже профессионалов. А еще диктор может быть талантливым в какой-то определенной сфере. Например, он потрясающе читает рекламу, но вот книгу читать так же хорошо у него не получается.
Что вы дальше планируете делать?

К сожалению, студия подобного формата ограничена своим функционалом. Поэтому мы планируем больше «уходить в интернет», быть не конечными исполнителями заказа, а перераспределять полученные запросы. Пока что работается достаточно комфортно и интересно.

У тебя есть еще какие-то проекты, в которых ты задействован?

Да. Например, мы разрабатываем игру – «Человек в Лягушке». Я отвечаю за музыкальное оформление. Идей вообще очень много, а вот денег для их реализации мало.

Почему ты выбрал для реализации своих проектов именно Курск?

Здесь очень удобно жить. Экология нормальная. Последнюю книгу мы вообще писали за городом, в деревне! Там как раз все условия для продуктивной работы.

Расскажи, в каких жанрах ты сочиняешь музыку?

У меня много музыки, которая мною написана, но не доведена до конца. Что-то вроде заготовок. Это всё электронщина: дабстеп, техно, электро, драм-н-бэйс, хардкор, экспериментал. В создании есть два этапа: первый – творческий, когда получается сама суть трека, а после наступает технический, когда необходимо с каким-то инженерным подходом его доводить до высокого качества. Поэтому пока мало выпущенных треков.

Какую музыку ты предпочитаешь слушать?


Мне нравится музыка без слов. Или точнее так: не люблю смысловую нагрузку. Особенно русский рок или русский реп. Я и так всё вижу сам, зачем мне это проговаривать? Вот напевы уважаю очень, этнические мотивы.

А что тебя вдохновляет?

Окружающая действительность.
Екатерина Коренькова
Made on
Tilda