EX LIBRIS
Олег Аргунов
На одном из курских порталов некоторое время существовала рубрика, в которой интересные люди советовали интересные книги. Но так как позже ресурс сосредоточился на видеоформате, «Чернозём» перенимает эстафету культурного просвещения.

Первая подборка – от научного сотрудника Государственного архива Курской области, историка Олега Аргунова.
Имя Владимира Владимировича (не путать с Маяковским, Познером и Путиным) Набокова большинство русскоязычных читателей связывают с «бедной девочкой» Лолитой Гейз и совершенно упускают из виду более взрослую Аду Вин, немного позабыв, что девочки когда-то тоже взрослеют. В этом романе Гений-автор соединяет все излюбленные ингредиенты русской классической литературы XIX века, хорошо их сдабривает игрой в иллюзии и аллюзии (чего стоят только «тройной сон» в лермонтовской Палермонтовии и Золотой занавес, которым отделилась от стального мира Золотая Орда после победы на Куликовом поле) и подает «блюдо» горячим, полным скрытого (а местами и не очень) эротизма. Роман задумывался явно не для праздного чтения: он переполнен игрой слов, звуков, созвучий и оборотами на половине европейских языков, и читатель, если хочет понять хотя бы часть смыслов, заложенных автором в свой magnum opus, должен словно истинный энтомолог найти всех бабочек, спрятавшихся в траве страниц «Ады».
«Ада, или радости страсти»
Владимир Владимирович Набоков
1969
Две антиутопии нобеляра 1998 года, повествующие о человеческой природе. В романах нет имен: только прозвища, профессии, гендер и возрастные различия определяют людей в этих романах. Остальное – игра случая и множественности смыслов, которые скрываются за поступками безымянных героев.


«Слепота»
Жозе Сарамаго
1995
2005
и «Перебои в смерти»
Не вдаваясь в подробности, сюжет обоих романов прост и фантасмагоричен: в «Слепоте» неназванную страну поражает эпидемия необычной «белой слепоты», распространяясь словно вирус, она превращает самых разных людей, от бездомных до лидеров страны, в беспомощных, и привычный мир внезапно исчезает, в новом не действуют устоявшиеся моральные и правовые принципы и устои. Сюжет «Перебоев в смерти» похож: в такой же безымянной стране люди перестают умирать только потому, что Смерть обиделась на них, и все вокруг погружается во мрак бессмертия и следующего у него по пятам хаоса. Лекарств от подобных «эпидемий» человечество не знает, ведь они кажутся вымышленными, но, если внимательно присмотреться, то параллели не кажутся такими уж беспечно-фантазийными... И какую панацею предлагает португальский Гений?! Никакой! Он предлагает заглянуть в себя.
Подруга еще одного нобелевского лауреата из этого списка Жана-Поля Сартра Симона де Бовуар навсегда вошла в историю философии и литературы далеко не тем, что она была подругой Жана-Поля Сартра. Ее, как автора, отличает особое чувство исторических смыслов, заложенных в самом основании человеческого бытия, а если быть абсолютно точным, бытия Женщины. Затрагивая эту проблему еще в своих ранних художественных произведениях («Гостья», «Кровь других») и делая Женщину не просто активным субъектом, а равноправным творцом этого мира, она представляет нам блестящий анализ исторической и философской судьбы Женщины. Делая акцент на духовном смысле ее существования, который вовсе не ограничен исполнением репродуктивных функций и ролей второго и третьего плана в истории, де Бовуар подрывает моральные основы буржуазного общества, что, в какой-то степени, привело это общество к маю 1968-го, сексуальной революции и поколению Вудстока.
«Второй пол»
Симона де Бовуар
1949
Думаете, ад – это черти, котлы и геена огненная? Чушь! «Ад – это другие!»
Ад скрыт в безучастных глазах соседа по сиденью в пазике «Волокно – пос. Северный».
Ад – в группках людей, стоящих в очередях за шаурмой у «Бумеранга».
Ад – в зеркале у вас в ванной.
И выхода из него нет.
Блестящая пьеса, которая не может оставить равнодушной, ведь она принадлежит перу – маэстро Сартра!
«За закрытыми дверями»
Жан-Поль Сартр
1943
Если вы помните начало предложения, которое длится уже пятнадцатую страницу, если вы можете с первого раза без запинки прочитать имя Бендисьон Альварадо и, если вам действительно интересна испано-язычная литература, то это книга исключительно для вас. Совершенно обычная история о совершенно обычном латиноамериканском диктаторе середины XX века: человек, наделенный безграничной властью на небольшом участке земли, будто маленький ребенок в манеже, творит все, что угодно на вверенной ему территории: причисляет мать к лику святых, объявляет войну Ватикану, в общем, развлекается как может. Но в чем же смысл читать такую «самую обычную историю»? Ответ: под обложкой книги.
«Осень патриарха»
Габриэль Гарсиа Маркес
1975
Название книги говорит само за себя, но это не просто книга о Гарсиа Маркесе, это Гарсиа Маркес глазами лучшего друга, с которым они шли бок о бок несколько десятилетий. Их дружба пережила студенческую бедность, революции в Колумбии, Венесуэле и на Кубе, годы не самой счастливой жизни в Европе и США. Эта полудокументальная книга больше похожа на приключенческий шпионский роман, где главные герои тайно посещают Восточную Европу в годы, когда над ней опустился «железный занавес», являются свидетелями расстрела кубинских контрреволюционеров и погромов в Каракасе. Удивительная книга об удивительном человеке.
«Габриэль Гарсиа Маркес:
письма и воспоминания»
Плинио Апулейо Мендоса
1996
Безусловно, период с 1924 по 1953 г. является краеугольным в истории нашей страны. За без малого тридцать лет всего одно поколение наших предков прошло путь, который другие народы проходили за полтора–два столетия. Ни до, ни после подобного в истории человечества не было. Причины? Их много. Не могу сказать, что эта книга назовет их все, но исключительно доступный научный язык автора вкупе с огромной фактической базой, положенной им в основание исследования, дает читателю четкие представления о событиях той эпохи.
«Сталин и народ.
Почему не было восстания»
Виктор Николаевич Земсков
2014
По моему личному глубокому убеждению любовь как чувство делится на два типа: любовь-собственница и любовь-взаимопонимание. Это не значит, что две разновидности одного и того же чувства не могут дополнять друг друга. Наоборот, чаще всего они гармонично уживаются в человеке, только в разных пропорциях. Семьдесят на тридцать, к примеру. Но этот роман о стопроцентно собственнической любви, о всепоглощающем чувстве, затмившее собой абсолютно все. Даже саму жизнь.
«Музей невинности»
Орхан Памук
2008
Один из редких случаев, когда фильм мне понравился несколько больше книги. Во-первых, совершенно иная фактура персонажей. Во-вторых, более смелое выражение чувств. В-третьих, суховатый язык самого автора. Однако книга в этом списке. Для чего? Ответ прост: вопросы, которые поднимает автор, фундаментальны для нашего общества. Именно они роднят нас с европейцами и их культурной традицией, что, в свою очередь, помогает лучше понять самих себя.
«Чтец»
Бернхард Шлинк
1995
Один из моих друзей, прочитав этот роман, как-то заметил: «Я совершенно ничего не понял из прочитанного, но как много смыслов я сразу стал видеть в своей жизни». Нуарно-кокаиновая трехдневная фантазия автора. Невероятно легкая, переполненная доброй сатирой, отчаянно фатальная эта история своеобразная аллюзия на жизнь самых обычных парижан конца 1940-х годов.
«Пена дней»
Борис Виан
1947
Попробуйте себе представить роман, написанный в стиле словаря: термин, а следом пояснения к нему. И так всю книгу с немногочисленными комментариями. Первый раз прочитав ее, я даже не понял до конца, кто такая принцесса Атех, и как она связана с доктором Доротой Шульц. Про ловцов снов и вовсе промолчу. И мне потребовалось перечитать ее еще три раза, чтобы понять только одно: я так толком ничего и не понял, но бесконечно влюбился в остроту языка этого произведения, сочетавшую в себе эклектику десятка мертвых и живых культур европейского континента. Надеюсь, вам повезет больше, чем мне.
«Хазарский словарь»
Милорад Павич
1984
Почему данная подборка завершается именно этими книгами. На мой взгляд, данные научные работы входят в пресловутый условный список «читать обязательно всем» наравне с мировой классикой. Несмотря на то, что эти труды были написаны еще во второй половине XIX века, основные их положения нисколько не утратили своей актуальности и для современности, а их живой язык делает чтение легким и, в какой-то степени, увлекательным.
Карл Маркс «Капитал. Том первый»
1867
1884
Фридрих Энгельс «Происхождение семьи, частной собственности и государства»
&
Ex libris: Алла Алёхина
Алла Алехина - диктор, блогер и бессменная ведущая утреннего шоу «Овсянка» на радио «Курс».
Made on
Tilda