Профессия: натурщица
Или «Ого, а сиськи показываешь?»
У каждого из нас есть в жизни какой-либо опыт, который оставляет неизгладимые впечатления. К нему часто возвращаешься в воспоминаниях, в беседах с друзьями, даже при случайных знакомствах. Впопад и невпопад. У некоторых женщин это роды, у некоторых мужчин – армия. У меня же — работа натурщицей. Речь об этом пойдет ниже, поэтому прошу прощения у моих друзей и знакомых, которые уже в курсе моих приключений, МОЖЕТЕ НЕ ЧИТАТЬ, ТАК И БЫТЬ.
А те, кому посчастливилось не прослушать эту историю раз девятьсот, предлагаю познакомиться с моими воспоминаниями.
Честно говоря, я не помню точно, зачем я туда припёрлась. Туда – это на художественно-графический факультет Курского государственного университета. Помню, что обсуждала варианты подработок в разговоре с подругой, и мне пришла в голову идея позировать студентам-художникам.

У моей визави как раз уже имелся подобный опыт. Конечно, я не преминула в подробностях расспросить о том, как «это» с ней было.

— Ну, в целом, ничего особенного. Сидишь, как статуя с глазками, слушая разговоры студентов. Иногда интересно…

Вот и всё.

Однако я попросила подругу привезти меня чуть ли не за ручку к будущим Дейнекам. На дворе был 2014-й год, беззаботное время отдыха между семестрами, уничтожающе холодная зима. Делать особо нечего. Вот, собственно, почему бы и нет?

«ОЙ, ДЕВУШКА, ДАЙТЕ ВАШ ТЕЛЕФОНЧИК»
Ладно, скажете вы, ты бездельница и искательница лёгких денег. Да! – отвечу я, и прибавлю – Но я еще и ЭСТЕТ! Сразу хочу пояснить, что натурщик – чуть ли не самая низкооплачиваемая профессия, поэтому денег особенно не заработаешь. Если, конечно, не ходить по аудиториям с 8 утра до 8 вечера голышом. Ведь за позирование в обнаженном виде платят БОЛЬШЕ. На 10 рублей (да-да, десять рублей!)! И, чтобы наверняка никто не пребывал в иллюзиях, получается 45 рублей в час (естественно, это сумма до вычета налога). Поэтому да, я ЭСТЕТ, друзья мои, и пошла туда, наверное, еще и потому что я сошла с ума. Еще мной двигала отчасти метафизика – я считала, что если смогу целыми днями молчать и не двигаться, то моя сила воли достойна уважения. Но больше, конечно, мной руководило сумасшествие, вы поняли.
Вернемся к самым истокам: январь 2014-го, заснеженный Курск, болезненно солнечные морозные дни и каникулы. Некоторые студенты худграфа в это время уже учились, поэтому жизнь в корпусе на Блинова кипела. Я оставила свои данные и необходимые документы (ксерокопию паспорта + ксерокопию банковской карты + банковские реквизиты), и собиралась уже уходить, как в кабинет ворвались человек пять бородатых седых дядечек. Они столпились у табеля натурщиков, похожие на стайку воробьев, чирикающих возле кормушки. Табель натурщика – это расписание занятий, на которые он обязан явиться. У меня такого пока не было.

— Ой, девушка, дайте ваш телефончик! — и это не подкат, а предложение о работе. И оно почти сразу последовало от одного из преподавателей.

«СЮДА ПРИХОДЯТ ЛИБО ПЬЯНИЦЫ, ЛИБО ПЕНСИОНЕРЫ»
Я не знаю, имеет ли смысл изменять имена. Но на всякий случай, я поступлю так с некоторыми из них. Так вот, назовем этого преподавателя – Фёдор Михайлович и продолжим. Фёдор Михайлович – неизвестный доселе для меня художник, как и все сотрудники худграфа – член союза, обладатель своей мастерской, человек с колоссальным педагогическим опытом. Ему достались студенты направления «интерьер» и «дизайн». Соответственно, мне пришлось позировать им. Но пока я пребывала в сладостном неведении об их способностях, то ждала момента, когда смогу приступить к работе с большим нетерпением. Да и на кафедре мне очень обрадовались, заметив, что сюда приходят «либо пьяницы, либо пенсионеры». Я помню, как вошла в аудиторию, заставленную мольбертами и держателями, пестрящую петушиными драпировками, увешенную графическими и живописными работами. Три солнечных окна ослепли под тяжелыми портьерами, создавая интимный полумрак. И в таком помещении меня встретили выпускники: четыре девушки и один донжуанистый молодой человек. За весь период нашего с ними сотрудничества, я сделала выводы, что люди без художественного образования могут рисовать намного лучше.
Автор: Анастасия Русакова
«Я ДУМАЛА, ТАМ ЧЕРНОТА, А ТАМ…»
Также мне довелось позировать у группы девушек-интерьерщиц, архитекторов и педагогов изобразительного искусства. И чем больше я посещала худграф, чтобы просидеть или простоять (словом, профукать) несколько часов, тем больше мне это нравилось(!!!), нравились студенты (даже бездарные и ленивые), нравилось наблюдать за ними. Я совмещала учебу и это так называемое «хобби», поэтому у меня почти не осталось времени, которое можно было потратить, как я люблю - глядя в потолок с высоты дивана. Кроме того, во время работы мне разрешали почти всегда читать и слушать плеер. Кажется, я прочитала за весь период своей «карьеры» больше десятка книг. И это были упоительные часы спокойствия.

Некоторые знакомые, пытаясь выцепить меня между учебой и работой, возмущенно спрашивают:

- А кем это ты работаешь?

- Натурщицей.

- Сиськи показываешь, да? - и сально хихикают.

Сиськи – это отдельная тема на худграфе. Вообще обнаженка пользуется огромным авторитетом. Хотя, если в натурщице есть еще стыд, то она может позировать в купальнике. Натурщики, как правило, без трусов замечены не были. Если на факультете наступил дефицит натурщиков, то позировать приходится самим студентам.

- Вера, ну что, пойдешь позировать в параллельную группу?

- А когда?

- В четверг с 14.30 до 19.30.

- В параллельную группу?

- Ну да.

- А как?

- Обнаженной. Мы тебя как-нибудь красиво посадим.

- Ой, да запросто. Им хоть раздевайся, хоть одевайся, все равно рисовать не умеют!

Однажды, на худграфе случился настоящий переполох: какая-то натурщица позирует обнаженной ПОЛНОСТЬЮ! (ВАУ!) Прознав об этом, некоторые учащиеся, конечно же, побежали посмотреть на виновницу шума.

- Ой, я думала там чернота, а там... - делится впечатлениями одна из студенток. А вот каждый из преподавателей поспешил пригласить такую натурщицу к себе, забив ей табель до отказа.

Комментарии и диалоги студентов – бесценны. Я даже заводила отдельный блокнотик, куда записывала их «перлы». Мне кажется, самый жизнерадостный студент – художник.

- Ты посмотри, что ты накалякала!

- А что?

- Так ведь это "Пушистый Иисус"!

- Ой, а у себя посмотри, чистый Шагал! Еще мужика ей пририсуй и будет та самая картина, где они над городом летят! "Прогулка", во!

Короче говоря, работа – не пыльная. Есть два существенных минуса: усталость и грошевая зарплата. Но проведя даже пару недель в обществе этих божественных созданий, вдыхая запах красок и растворителя, шаурмы и даже электронных сигарет (ПРОСТИТЕ, РЕБЯТ, Я НЕ ХОТЕЛА ВАС ПАЛИТЬ), вы ни разу не пожалеете. Собственно, как не пожалела и я.
Екатерина Коренькова
Made on
Tilda