Воспоминания сына репрессированного
Здесь был расстрелян мой отец - «враг народа»
Текст написан сыном репрессированного, членом курской ассоциации жертв незаконных политических репрессий, после посещения могилы отца в Тульской области.
If a building becomes architecture, then it is art
"Тесницкий лес недалеко от города Тулы. Лес-кладбище! Здесь 8 октября в 1938 году был расстрелян мой отец - «враг народа».

Долго я искал это место, святое для меня. Прошло всего 76 лет. И вот, 12 октября 2014 года, я приехал сюда. Остановилась машина, я вышел и замер от волнения. Здесь, где-то здесь, в братской могиле, ты, мой отец.
Тебя забрали 5 июня 1938 года, когда мне исполнилось всего два месяца. Всего два месяца! Я хочу помнить, как ты взял меня на прощание на руки, обнял и ушел. Ушел навсегда!

В один миг наша семья стала семьей «врага народа». Если бы ты знал, сколько маме пришлось пережить! На руках я, двухмесячный, и еще два старших брата. Когда тебя увозили, ты сумел передать записку: «Шура, не верь, я никогда не был и не буду врагом народа, меня им сделали. Береги детей, люблю Вас». Помнишь, отец, маме тогда было всего 28 лет. Мама никогда не верила, что ты «враг народа». Она была необыкновенно сильная духом, была красива не только внешне, но и внутренне. Ее ценили на работе, любили люди. Знаешь, папа, у нее ведь в трудовой книжке всего одна запись «принят бухгалтером в НГЧ… уволен в связи с выходом на пенсию». Она везде была первой: в работе, в общественной работе, в самодеятельности. Помнишь, отец, как она красиво пела и играла на многих инструментах, особенно на гитаре. Мамина сила, ум, вера, любовь к жизни, к людям, умение скрыть от всех свое горе спасли нас в это трудное время.

Но вот новое страшное беда-война. Мама, я, брат Юра и бабушка эвакуировались в Тамбовскую область. В эвакуацию жену «врага народа» выбрали секретарем сельсовета. Это помогло нам не умереть с голода. Твой отец и старший брат остались во Льгове. После освобождения Курской области мы возвратились домой и узнали, что брат и дедушка расстреляны немцами за связь с подпольщиками.

Отец, много горя пришлось всем нам пережить. Я часто думаю, как все сложилось бы, если бы ты был рядом, если бы ты был жив. Как нам, твоим сыновьям, тебя не хватало. Мы были не такие, как все дети тех, кто не был «врагами народа». Особенно много пришлось выдержать Юре (среднему брату). Помнишь, он же старше меня на восемь лет.

В пионеры принимали, он пришел в слезах: не повязали красный галстук сыну «врага народа». В комсомол нас тоже не приняли. Брат так мечтал о Московском железнодорожном институте, но даже документов у него не приняли. Но он решил, так же как и ты, отец, работать на железной дороге. Работал кочегаром на паровозе, потом много учился заочно и проработал тридцать пять лет на железной дороге машинистом паровоза и тепловоза.

Несмотря ни на что мы, отец, выживали. Мама нас учила: «Будьте достойны чести и памяти вашего отца». Я увлекался спортом. Футбол-это была моя страсть. Думал поступить в Киевский институт физкультуры, но не получилось. Ушел в армию. Служил в Морфлоте. Мне, как отличному боевой политической подготовки, разрешили раньше демобилизоваться и поступить в институт. Поступил в Курский педагогический институт (ныне КГУ). Здесь судьбу и любовь свою встретил. Я женился, окончив первый курс. Счастлив так же, как и ты, отец, был счастлив с мамой. Вот уже пятьдесят три года мы вместе. У нас трое детей, твоих внуков, семь у тебя правнуков и одна праправнучка.

Я проработал сорок девять лет директором школ, кооперативного техникума. Мне присвоено звание «Заслуженный учитель школ РФ».

Что я хочу тебе, отец, еще сказать. Спасибо, что ты у нас был и есть. Сколько тебе и нам всего пришлось пережить… Страшно!! Но я счастлив, что сейчас стою здесь, рядом с тобой! Хотя, что я говорю, ты всегда был рядом с нами, всегда! Мы молились и молимся за тебя, а ты за нас…"

Александр Анатольевич Шклярик
Made on
Tilda