«Кто читает морали – у того проблемы»
Интервью с Василием Сигаревым
В Курске прошел предпремьерный показ новогодней комедии «Страна ОЗ», картину представил режиссер, драматург Василий Сигарев. C ним общался журналист еженедельника «Друг для друга» Александр Демченко.
От автора: Сигарев, конечно, прекрасен. Харизматичный, простой, открытый. «Страна ОЗ» – смелая картина. Юмор здесь жесткий, переходит в сатиру. Кому-то может показаться, что одна пошлость, но это далеко не так. Сигареву удалось показать историю необыкновенного русского безумия. Без прекрас, с огоньком, по-праздничному...
Кино снимали в Екатеринбурге: на тебя там не обиделись, что картину сначала показали в Курске?

В Екатеринбурге у нас большая премьера, 28 ноября. Там будет Куценко, Троянова и другие актеры. В Курске и Самаре – это специальные показы, прокатчику нужно понимать, как кино расписывается, сколько копий делать, как зритель реагирует. А так уже написали на одном уральском портале, что Сигарев «кинул» Екатеринбург.

В «Волчок» и «Жить» не было звездного состава, сейчас у тебя работали популярные актеры...

У меня было два варианта кастинга: со звездами и без. Правильно, что взял звезд, это снимает чернушность. Если бы набрал тех же «доковских» актеров («Театр.doc», - от ред.), то зритель подумал бы, что это настоящие люди, все происходит по-настоящему. А так это дает отстраненность. А все началось с того, что Маковецкий попросил снять его. С этого момента я решил пойти по «звездному» пути. Маковецкий, правда, выпал, Симонов пришел вместо него.

Как шла работа над сценарием?

Изначально предполагалось, что это будет история только про киоск, не будет второй линии. У Ленки сначала был небольшой эпизод, потом образ стал разрастаться, появилась вторая линия, а потом и Новый год. До этого казалось, что ничего не получается. После очередного Нового года, после этих десяти безумных дней, сидел, делать ничего не хотелось, а тут еще у меня 11-го День рождения. Тогда загадал желание, чтобы сценарий дальше двинулся. И тут придумал: все должно происходить в Новый год. Работа пошла хорошо, все быстро дописалось.

Можно назвать «Страну ОЗ» альтернативой «Елкам»?

Мы между собой называли его «АнтиЕлками». Хлебников (режиссер и сценарист, - от ред.) считает, что со временем это может стать альтернативой даже «Иронии судьбы...».

«Страна ОЗ» - черная комедия?

Для меня это трэш-комедия, притом романтическая. Вот такой странный жанр.

А с кого списан образ барда?

Это собирательный образ. Он появился после того, как увидел в Интернете то смонтированное видео. Его по сюжету бард показывает Ленке...

Реальное видео?

Реальное. Увидел и подумал: вот же талантливые люди есть (смеется)!. Нужно это было как-то обыграть, потому что очень смешно. Мы нашли автора ролика, взяли у него права, заплатили. В барде, кстати, простебываю себя: он одет как я, меня можно узнать. Вообще, в фильме много моих историй.

В Сети пишут, что сцена с запуском салюта с головы, тоже связана с тобой..

Да, я так сделал.

А какие последствия?

Ну такие же как и у героя Гоши Куценко: немножко потерял сознание (улыбается). Я вышел за сигаретами, увидел киоск с фейерверками, дай-ка, думаю, куплю, запущу. И запустил. Знакомая прибежала к Трояновой, говорит, он там с собой такое сделал (смеется).

В фильме есть интересные вставки из новостей: драматург, режиссер Сигарев подрался с тем-то и с тем....

Тоже стеб. Это история с актером МХАТ Семчевым. Там не было драки, СМИ раздули. Он меня толкнул, я упал на витрину, разбил ее.

Фильм местами жесткий, герои матерятся, есть не самые приятные сцены, а ведь в большинстве зритель – ханжа...

Не весь. В моем случае всем не угодишь. Есть «Елки», они сделаны для одной аудитории, мой фильм - для других. Кто-то из тех придет ко мне и останется на стороне добра. Есть простой рецепт, как делать кино, которое всем понравиться: берешь роман Стивена Кинга и качественно снимаешь фильм. Мне такое - совсем правильное кино - делать скучно, я хочу веселиться.

Зрители не ругают за натурализм?

Ну вот после показа ругали: про «каку» услышали и оскорбились. А ведь там хитрая сцена (речь о моменте в ларьке - ред.), такая проверка: про «каку» люди будут смотреть или нет. Если – да, их проблемы. У меня кино про любовь, а у некоторые другое на первом месте.

«Вот ты и проиграл свою битву с цензурой...»

Да.

Одна из последних сцен с зэком Дюком - жесть, но, с другой стороны, ведь это далеко не стеб, не только трэш...

С Дюком все понятно. Он такой с виду моралист и вдруг оказывается обычным «петухом». Те, кто слишком много морализирует, сами не идеальны.

А тебе читают морали?

Читаю иногда... Мне кажется, кто читает морали – у того проблемы. Сами, может, свингуют или что похуже, только это у них за закрытыми дверями. Есть, конечно, честные моралисты, как мне кажется, с внутренними проблемами, комплексами. Я думаю, что надо свободно жить, не боятся ничего. Я тоже могу сделать замечание человеку, если он будет делать что-то плохое, но, в принципе, это его личное дело.

На каком этапе творчества тебе показалось, что все удалось?

На фильме «Жить». Говорят, что второй фильм может не получится, пугали этим. Думал, может есть какое проклятье у режиссеров. Потом на съемочной площадке увидел, что полностью контролирую процесс. На «Волчке» такого не было: я знал, что делаю, но не знал, что получится.

Сам хотел бы снять в кино?

Я пробовался на роль Романа. У нас Бондарчук был на этой роли, но за три дня до начала работы отказался, не приехал. Съемки уже шли, я от безысходности стал уже пробоваться, но это было ужасно.

Насколько тяжело снимать кино в России?

Как обычно. Говорухин говорит, что ему сейчас легче снимать.

Но у него господдержка, а у тебя ее нет.

Для этого кино это была моя принципиальная позиция. Да я особо не верю в господдержку, она расхолаживает людей, особенно продюссеров, которые хотят заработать. А тут ты делаешь комедию, можешь людей радовать.

Александр Демченко
Made on
Tilda